The Economist: Еще не поздно спасать Испанию от распада

ispaniya

Когда демократия отправляет полицию бить пожилых женщин по голове резиновыми дубинками, чтобы не позволить им проголосовать, это значит, что-то пошло не так.

Каталонцы говорят, что около 900 человек были ранены полицейскими во время референдума о независимости региона. Каким бы провокационным не было голосование, которое организовали лидеры Каталонии, реакция премьер-министра Мариано Рахоя бросила Испанию в худший конституционный кризис со времен попытки переворота в 1981 году. Если Рахой думал, что разбитые головы помогут остановить сепаратизм, тогда он очень ошибался.

Об этом пишет The Economist, добавляя, что испанский премьер только создал напряжение, которое добавило энергии его врагам и шокировала друзей. Отделение Каталонии стало бы катастрофой для Испании. Страна потеряла бы второй крупнейший город и предстала бы перед риском сепаратизма в Стране Басков.

Отделение нанесло бы ущерб каталонцам, несмотря на то, что большинство из них, вероятно, выступают против этого. Каталонская независимость может дать толчок сепаратизму в других уголках Европы, в частности в Шотландии, на Корсике и даже в Баварии. Чтобы предотвратить углубление кризиса, обеим сторонам нужны поиски нового конституционного устройства. Вместо этого они продолжают ухудшать ситуацию. Поэтому Каталония оказалась на грани одностороннего и незаконного провозглашения независимости.

В Испании есть исторический страх перед распадом. Каталонский сепаратизм был одним из факторов начала гражданской войны в 1930-х годах. Много испанцев, без сомнения, разделяют ярость Короля Филипе, который в редком телевизионном обращении осудил каталонских лидеров за безответственный разрыв конституции от 1978 года. В конце концов, большинство каталонцев поддержали такую ее редакцию, которая закрепила демократию, принесла процветание и значительную автономию испанским регионам, в частности Каталонии.

Хорошая демократия должна придерживаться верховенства закона. Это защищает права меньшинств, в частности, дает им возможность выражать недовольство. До дня референдума никто из тех, кто чувствовал настроения Барселоны, не мог серьезно сказать, что Каталония угнетенная. За исключением случаев распада империй, мир в основном отдает предпочтение национальному единству вместо самоопределения субнациональных групп. Многие страны стали самостоятельными после распада империи СССР и присоединились к Евросоюзу. Но сегодня ЕС встревожен, предупреждая, что сепаратистские регионы не получат автоматически право присоединиться к организации, если отколятся. Без испанской поддержки Каталония окажется не на той стороне таможенной стены.

Несмотря на все эти причины, у лидера Каталонии Карлеса Пучдемонта нет сильных аргументов в пользу независимости. Он также не может претендовать на реальный мандат. Он нарушил законы, утвердив проведение референдума в каталонском парламенте без надлежащих дебатов и при поддержке узкого большинства. Решение о референдуме не имеет никакого юридического основания. Перед голосованием опросы свидетельствовали, что лишь 40-45% каталонцев хотят отделиться от Испании. А те результаты так называемого референдума, о которых объявила каталонская власть, не репрезентативны, потому что большинство избирателей отказались участвовать в нем. Как и большинство популистов, Пучдемонт предложил упрощенное видение вопроса без объяснения, какой будет цена независимости.

Но это еще не вся история. Даже те, кто не соглашается с методами Пучдемонта, убеждены, что Каталония имеет право на государственность. Что она может выжить экономически и что ее люди — это отдельный народ. Пользуясь автономией, каталонские лидеры пропагандировали свою риторику и националистические лозунги.

Законен сепаратизм или нет, если желание независимости достигает критической точки, правительствам приходится иметь с ним дело в три способа: разбить его, прогнуться под ним или вести переговоры доброй воли, зная, что отделение все равно может произойти. Рахой не смог понять природу этого выбора. Сначала он заблокировал националистов через суд, а затем применил силу. Так испанский премьер не только сделал подарок пропаганде сепаратистов, а и переступил черту допустимого. Применение силы против мирных людей не возможно в западной демократии. Вместо того, чтобы защитить верховенство закона, испанский премьер ослабил легитимность испанского государства.

Объявит ли Пучдемонт независимость Каталонии? Это было бы неразумно и безответственно. Но если он это сделает, Рахою следует воздержаться от искушения арестовать каталонского лидера и использовать свою власть для подавления регионального самоуправления. Только переговоры могут восстановить спокойствие. И они должны начаться немедленно.

Источник: ZN.ua




!

Если для Вас конкретно эта новость оказалась важной или интересной - пожалуйста, поделитесь ею в своей любимой социальной сети с помощью кнопок, расположенных под этим текстом. Это поможет нам в будущем делать более качественную подборку материалов, исходя из Ваших потребностей\интересов.




Коды для вставки в блог\форум

blog comments powered by Disqus


Вспомним другие новости из этого раздела?


Политика

←+Ctrl+→

Интересные новости
Франция и Германия обиделись на США, Украину и РоSSию из-за ДонбассаФранция и Германия обиделись на США, Украину и РоSSию из-за Донбасса
В роSSийском посольстве в Аргентине нашли 389 килограммов кокаинаВ роSSийском посольстве в Аргентине нашли 389 килограммов кокаина
Жители карпатского села задержали вооруженных представителей "Нацдружин"Жители карпатского села задержали вооруженных представителей "Нацдружин"
1800 человек признаны потерпевшими от действий правоохранителей на Майдане, - Луценко1800 человек признаны потерпевшими от действий правоохранителей на Майдане, - Луценко
New York Times выпустила статью о коррупции при закупках для украинской армииNew York Times выпустила статью о коррупции при закупках для украинской армии
Блок рекламы


Похожие новости

Запад неадекватно отвечает Путину на вмешательство в демократию, - The EconomistЗапад неадекватно отвечает Путину на вмешательство в демократию, - The Economist
The Economist: Повар Путина "приготовил" серьезные проблемыThe Economist: Повар Путина "приготовил" серьезные проблемы
Положение РоSSии в Сирии может ухудшиться из-за конфронтации других актеров - The EconomistПоложение РоSSии в Сирии может ухудшиться из-за конфронтации других актеров - The Economist
Православный бизнес: как Путин использует церковь - The EconomistПравославный бизнес: как Путин использует церковь - The Economist
Суд окончательно отказал в экстрадиции Фирташа в Испанию Суд окончательно отказал в экстрадиции Фирташа в Испанию
Лидер Каталонии не вернется в Испанию после отзыва евроордера на арест - СМИЛидер Каталонии не вернется в Испанию после отзыва евроордера на арест - СМИ
The Economist: Санкции США пугают элиты в РоSSииThe Economist: Санкции США пугают элиты в РоSSии
Трамп призывает Испанию оставаться объединеннойТрамп призывает Испанию оставаться объединенной
Кличко пригласил на экскурсию аналитика The Economist, включившего Киев в список худших городовКличко пригласил на экскурсию аналитика The Economist, включившего Киев в список худших городов
Кличко прокомментировал низкий рейтинг Киева по версии The EconomistКличко прокомментировал низкий рейтинг Киева по версии The Economist
Последние новости

Подгружаем последние новости