Дело Сергея Магнитского и хищения из российского бюджета (видео+стенограмма интервью)

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, у микрофона Ольга Бычкова. Сегодня вместо программы «48 минут» у нас другие планы на ближайший эфирный час. Мы на прямой линии с Лондоном с помощью Скайпа будем обсуждать ситуацию вокруг дела Сергея Магнитского и хищений из российского бюджета. Итак, наши слушатели, я надеюсь, будут слышать наш разговор. Зрители Сетевизора, который можно найти на сайте «Эха Москвы» могут видеть, как мы беседуем с помощью Скайпа с нашими гостями, это Джемисон Файерстоун, управляющий партнер «Файерстоун Данкан», коллега Сергея Магнитского, и Иван Черкасов, партнер фонда «Hermitage Capital».



Добрый вечер, господа. Мы вас слышим отлично. Я надеюсь, что нас сегодня техника не подведет. Если вдруг что-то будет не так, то мы постараемся все быстро исправить, может быть, воспользуемся линиями телефонными, поэтому, если что, уважаемые наши слушатели и зрители, вы нас сразу, пожалуйста, за это извините. Итак, мы будем обсуждать всю эту сложную историю, где было много, в том числе, трагическая история с Сергеем Магнитским, но вначале, прежде чем мы перейдем к самому этому длинному сюжету, я хотела бы вас попросить прокомментировать сегодняшнюю новость, касающуюся господина Браудера, который был вызван в Следственный комитет при МВД. Теперь по повторной повестке глава фонда «Hermitage Capital» должен прийти туда 16 мая. Речь идет, возможно, об обвинении в уклонении от уплаты налогов на 2 миллиарда рублей. Как вы можете эту историю прокомментировать?

И.ЧЕРКАСОВ: Джемисон, если позволишь, я начну, так как речь идет об «Hermitage Capital».

О.БЫЧКОВА: Иван, извините, я скажу еще раз нашим слушателям, что это Иван Черкасов, партнер фонда «Hermitage Capital».

И.ЧЕРКАСОВ: Ну как я могу прокомментировать? Все это напоминает фарс и клоунаду со стороны МВД, которую оно уже проводит на протяжении нескольких лет. Что касается теперь по делу. Действительно, мы получили 10-го числа, во второй половине дня повестку по факсу, адресованную Уильяму Браудеру, на русском языке, где его просят явиться через сутки в 71-ый кабинет к следователю Сильченко для вручения обвинительного заключения и опроса в качестве обвиняемого. Я не знаю, знает ли Сильченко о том, что господину Браудеру с 2005 года запрещен въезд в Россию, он персоной нон грата объявлен по статье 27, как сообщил МИД РФ тогда, так как он представляет угрозу национальной безопасности.

О.БЫЧКОВА: И он по-прежнему представляет угрозу национальной безопасности?

И.ЧЕРКАСОВ: По всей видимости, он представляет угрозу безопасности, поэтому, естественно, ни о какой выдаче визы речи не идет. Даже если бы это был бы не господин Браудер, а просто иностранный гражданин, у которого нет визы, я не думаю, что в течение суток в Лондоне, где надо записываться на получение визы, и этот процесс занимает месяца два-три, за один день можно получить визу, купить билет и приехать к 11 часам по московскому времени к господину Сильченко.

О.БЫЧКОВА: И что это значит тогда?

И.ЧЕРКАСОВ: Я не знаю, что это значит. Может, надо было у Сильченко об этом спросить. Это первое. Второй момент. На протяжении всех этих четырех лет, трех лет, пока ведет Сильченко дело, российский УПК предоставляет следователю возможность использовать механизмы правовой помощи, а именно обращаться, если у него есть вопросы, в письменном виде через так называемый механизм правовой помощи, когда российское государство через Минюст обращается в Минюст другого государства, и получает ответы на интересующие вопросы от лица, от которого Сильченко хочет получить ответы. Этого он не сделал. Третий момент. Как знает господин Сильченко, у Браудера есть три адвоката в Москве. Три адвоката, дела «Hermitage Capital», есть ордера этих адвокатов, есть телефоны есть факсы, есть их адреса, несколько телефонов. Уведомление об этом адвокатам не пришло. И Ирина Дудукина сегодня заявляет – вот мы отправили, он должен был явиться, он не явился, и мы отправим еще раз. Это все напоминает, как я уже говорил, клоунаду.

О.БЫЧКОВА: 16 мая – это тоже достаточно близко, на самом деле.

И.ЧЕРКАСОВ: На самом деле, я могу еще подытожить, чтобы эту тему как бы закрыть. Я согласен с президентов Медведевым, что люди в погонах, такие, как Сильченко и Дудукина, должны нести за свои преступления более суровые наказания, так как эти люди находятся при исполнении и прекрасно знают закон. Они прекрасно знают закон, нарушают его, и продолжают нарушать его. А так как они знают, что они нарушают, более суровое наказание в конечном итоге должно быть применено к таким людям. Я думаю, что этот фарс должен когда-то закончиться, поздно или рано, я думаю, что скоро, в принципе, закончится. В данном случае и госпожа Дудукина, и Сильченко напоминают мне этих двух актеров, Маркелова и Хлебникова, которые были выбраны (неразб.), и на них были повешены вот эти дела о краже налогов из российского бюджета. В конечном итоге, кукловоды сдаются.

О.БЫЧКОВА: Давайте сейчас поговорим об этой истории с налогами и с обвинениями, которые тянутся уже, мягко говоря, не первый год.

И.ЧЕРКАСОВ: Давайте я вам сначала небольшую вставочку сделаю, чтобы наши слушатели имели представление, что такое «Hermitage Capital», что такое «Hermitage» (неразб.), что такое ООО «Камея», и вообще, чем мы занимались в России. Компания «Hermitage Capital» занимается бизнесом в России с 1996 года. Эта компания является инвестиционным консультантом и консультирует различных своих иностранных инвесторов, что покупать, а что продавать на фондовом рынке. У компании «Hermitage Capital» имелось несколько мандатов, имеется несколько мандатов инвестиционных. Одним из таких мандатов был «Hermitage» (неразб.), управлением которым занимался глобальный банк HNBC, продолжает оставаться там и менеджером, и доверителем. Еще один мандат, который у нас был, это был мандат иностранного инвестора, который инвестировал немного по другой программе, преследовал другие цели, нежели «Hermitage Capital», но был заинтересован в покупке российских ценных бумаг, котирующихся на фондовом рынке. И осуществлял он это через свое дочернее общество ООО «Камея». Это российское юридическое лицо, которое оперировало на российском рынке с 1999 года, покупая и продавая периодически ценные бумаги, котирующиеся на рынке. Все это происходило в России за российские рубли. Причем я должен сказать, что общество не раз проверялось налоговыми службами. В 2006 году общество «Камея» реализовало крупный пакет акций на российском фондовом рынке. Это было в начале года. Налогооблагаемая прибыль предприятия составила 11 с половиной миллиардов рублей. С этой прибыли компания заплатила 24 процента налога, это налог на прибыль, в российский бюджет. Сумма налога на прибыль, в 2006 году уплаченная ООО «Камея», составила 2,9 миллиарда рублей. После того, как налог на прибыль был уплачен, в компании осталась нераспределенная чистая прибыль, которую акционеры, а это предприятие кипрское «Жода Лимитед», решили распределить за первый и за второй квартал. В связи с тем, что кипрское предприятие инвестировало в 2002 году в уставный капитал своей российской «дочки» больше ста тысяч долларов и в связи с тем, что предприятие не вело никакой деятельности в РФ, должна была применяться налоговая ставка в размере 5 процентов. Объясню, откуда 5 процентов. 5 процентов – это налог на дивиденды, его не нужно путать с налогом на прибыль, который составляет 24 процента. Берется он из российского налогового кодекса и межправительственных соглашений, заключенных РФ и республикой Кипр, в данном случае, которое гласит: если кипрская компания инвестировала больше ста тысяч долларов в уставный капитал своей российской «дочки», то эффективная ставка при выплате дивидендов, российская компания, как налоговый агент, должна удержать ставку 5 процентов с выплачиваемых дивидендов. Во всех остальных случаях – 10 процентов. Что и было сделано, были получены сертификаты из Министерства финансов Кипра о том, что компания «Жода Лимитед» является президентом, имеет директоров на Кипре, и эти директора не ведут никакой деятельности в РФ. И дополнительный налог в размере 600 миллионов рублей был уплачен также в 2006 году. То есть, должен сказать, что за 2006 год только компания «Камея» заплатила 3 с половиной миллиарда рублей. Много это или мало? В принципе, это много. Это больше, если взять за тот же период другие российские предприятия, это больше, чем налоги были заплачены компанией «Аэрофлот», это больше, чем пивоваренная компания «Балтика», это больше, чем «Ростелеком» заплатил в 2006 году, это больше, чем автомобилестроительный гигант «ГАЗ», «Автоваз», «Пятерочка», «Вимм-билль-данн». Это чтобы для сравнения, понять, о каких суммах мы говорим. Что происходит дальше? В 2005 году Биллу Браудеру было отказано во въезде, и он был депортирован из России при въезде, сразу отправлен. Дальше компания «Hermitage Capital» решила, как ей продолжать и сохранять свой бизнес, так как уже было невозможно работать на два офиса, плюс были приняты во внимание другие параметры, безопасности, в том числе. И компания «Hermitage Capital» решила перебазироваться на другую площадку. Таким местом был выбран Лондон, и в начале 2006 года, где-то в феврале, я перебрался в числе первого десанта в Лондон, чтобы открыть здесь офис компании, получить все необходимые лицензии регуляторов и рабочие визы. И с апреля 2006 года я уже в Россию не выезжал, потому что бизнес закрутился вновь, и необходимо было работать дальше.

О.БЫЧКОВА: То есть, вы в Лондоне находитесь не потому, что вы сбежали, как написано в газетах, или как? Вот по причине работы?

И.ЧЕРКАСОВ: По причине работы, безусловно.

О.БЫЧКОВА: И у вас сейчас рабочая виза, которая продолжает быть рабочей?

И.ЧЕРКАСОВ: Абсолютно верно. Получена она была в 2006 году. В мае 2007 года, то есть, по прошествии больше, чем года, практически, полутора лет, Кузнецов и Карпов открывают уголовное дело в отношении ООО «Камея» о якобы недоплате налога.

О.БЫЧКОВА: Это следователи.

И.ЧЕРКАСОВ: Да. Мы говорим сейчас о следователях, мы не говорим пока о налоговой инспекции. Обращу внимание, что налоговая инспекция никогда не выдвигала никаких налоговых претензий к ООО «Камея» или каким-то другим предприятиям. Но подробно об этом я остановлюсь чуть попозже. Так вот, открыв уголовное дело, фабула дела была такова, что ООО «Камея» должна была заплатить 15 процентов налога на дивиденды, а заплатила всего 5. Происходят обыски, к которым мы сейчас вернемся, и конфискуют документы. После того, как было открыто уголовное дело, я нанял адвоката, Эдуарда (неразб.), в Москве, так как я был в Лондоне, представлять мои интересы. По моему запросу адвокаты отправили ряд писем в отношении этого обвинения. Письма были отправлены в Минфин, в налоговую службу, и в районную службу налоговую, где стояло на учете ООО «Камея» в Москве, где объяснили ситуацию, как были выплачены дивиденды, приложили все платежки, все документы, и отправили эти письма. Ответы из Минфина пришли – вы сделали все правильно, вы заплатили 5 процентов, как это предусматривает российское законодательство. Такой же ответ мы получили из основного министерства, Федеральной налоговой службы, ИФНС номер 7, я попросил провести проверку в связи с открытым уголовным делом, так как налоговая служба по российским законам может устанавливать, было правонарушение, или не было. Налоговая проверка генеральная началась в сентябре 2007 года и закончилась в ноябре 2007 года. Результат генеральной налоговой проверки был таков, что ООО «Камея» заплатило исправно все налоги на дивиденды.

О.БЫЧКОВА: То есть, на тот момент у налоговиков не было к вам никаких вопросов?

И.ЧЕРКАСОВ: Не было никаких вопросов. Дальше – больше. В 2009 году приходят ИФНС номер 7, отправляют в ООО «Камея» письмо, которое мы получаем в московском офисе, где ИФНС номер 7 говорит о том, что она хочет провести выездную налоговую проверку за 2006 и 2007 года. Напомню, налоговые претензии не предъявлялись, предъявлялись претензии следователей, а не налоговиков за 2006 год. Мы предоставили все документы в налоговую службу, проверка проходила 2 месяца. 12 мая 2009 года налоговая служба отправляет нам акт, в заключении которого сказано, что все налоги за 2006 в размере 3,6 миллиардов рублей были «Камеей» уплачены правильно, в срок, и никаких претензий за 2006 год налоговая служба России не имеет к ООО «Камея». О чем был проинформирован Сильченко, потому что, согласно российскому законодательству, только налоговая служба может устанавливать правонарушения. Сильченко обязан по закону был прекратить уголовное преследование ООО «Камея» за отсутствием состава преступления. Но этого не происходит. Сильченко пишет, что у налоговых служб есть свое видение этого вопроса, а у Сильченко есть свое видение этого вопроса. И дальше выносит обвинение в том, что «Камея» должна была заплатить не 15 процентов уже, как изначально писал следователь Карпов, а 24 процента. То есть, если Сильченко имеет в виду налог на прибыль, который рассчитывается по ставке 24 процента, то этот налог, 2,9 миллиарда, был уже уплачен. Невозможно взыскать один и тот же налог с одной и той же налогооблагаемой (неразб.), полученный за один и тот же период. Если Сильченко имеет в виду, что 24 процента должно было быть применено к выплате по ставке дивидендов, то такого налога не существует. Не существует его в российском законодательстве. Вот суть обвинений Следственного комитета. Напомню, что ни одной налоговой претензии к «Камее» никогда не предъявлялось. Ни одной. «Камею» проверяли каждый год, выездные налоговые проверки были. Все эти документы были поданы и отданы Сильченко.

О.БЫЧКОВА: Но, тем не менее, в результате вы сейчас находитесь под заочным арестом в связи с обвинениями в уклонении от уплаты налогов. То же самое происходит с господином Браудером. И в какой-то момент в этой истории появляется имя Сергея Магнитского.

И.ЧЕРКАСОВ: Теперь давайте разберемся с вопросом, почему же тогда, если нет налоговых претензий, налоги все уплачены в казну сполна, как подтвердила налоговая служба, почему дело «Камеи» было открыто, и почему оно не может до сих пор быть закрыто, хотя это должно было произойти, в силу российского законодательства? Вкратце. Дело «Камеи» было открыто Кузнецовым Артемом по его рапорту, который был подписан сотрудником ФСБ Кувалдиным. Я, на самом деле, не очень понимаю, почему сотрудник ФСБ должен подписывать и визировать акты или рапорты об обнаружении состава преступления сотрудников МВД. Но это было сделано, бумага об этом есть. Также там стоит росчерк пера Воронина. Кувалдин и Воронин – это сотрудники управления Департамента «К» ФСБ. Дальше что происходит? С одной-единственной целью это было сделано – чтобы получить доступ к правоустанавливающим документам компании «Hermitage Capital». И после этого, похитив эти компании, вытащить из российского бюджета путем ряда манипуляций, о которых я расскажу вам чуть позже, 5,4 миллиарда рублей, уплаченных этими компаниями в российский бюджет, как налог на прибыль, не путать с НДС, как налог на прибыль этими компаниями фонда по направлению HNBC в 2006 году в российский бюджет. 5,4 миллиарда рублей было уплачено этими тремя компаниями. Безусловно, все эти компании, так же, как компания «Камея», стали крупнейшими налогоплательщиками. Это вот цель. Как это дальше развивалось? 28 мая по рапорту Кузнецова, подписанному Кувалдиным, открывается уголовное дело в отношении ООО «Камея». Причем никто не уведомляется о том, что это дело открывается. 4 июня 2007 года происходят обыски. Руководит обысками Артем Кузнецов, это оперуполномоченный МВД. И обыски происходят в московском представительстве компании «Hermitage Capital», которое к тому моменту уже было пустое, кроме секретаря, там никого больше не было, и в офисе Джемисона Файерстоуна «Файерстоун Данкен».Объясню, что такое «Файерстоун Данкен». Он был нанят фондом в свое время, чтобы вести бухгалтерию и юридические дела российских предприятий фонда «Hermitage Capital», что и делалось на протяжении долгих лет, пока Артем Кузнецов со своей ватагой не пришел и не вытащил все эти документы.

О.БЫЧКОВА: Что произошло в результате этого? У нас несколько минут до перерыва. Скажите, опуская какие-то промежуточные подробности, что получилось в результате, каким образом компании, по вашей версии, оказались в других руках?

И.ЧЕРКАСОВ: Получилось очень просто. После того, как изъяли все эти документы, правоустанавливающие оригинальные документы, они находились на хранении у следователя Карпова. Дальше эти документы попали в руки мошенников, а именно, в руки Маркелова, Хлебникова и еще одного рецидивиста, и эти ребята перерегистрируют компании, незаконно, с владения HNBC на некое ООО «Плутон». Генеральным директором ООО «Плутон» выступает как раз вот этот Виктор Маркелов. Дальше он меняет директоров, опять-таки незаконно, директорами этих компаний всю жизнь были руководители банка HNBC, не московского, а иностранного, и эти предприятия всю жизнь имели счета в московском банке HNBC. После этого, когда они меняют директоров, подаются фиктивные иски в различных арбитражных судах, где эти компании судят пустышки, выносятся за пять минут многомиллиардные иски против украденных компаний, прибыльные компании за 2006 год превращаются фиктивно в убыточные. Дальше, в декабре 2006 года эти мошенники открывают новые счета, 17 декабря, новые счета в двух российских банках, подают исправленную налоговую информацию, декларацию за 2006 год. Исправленную в каком плане? Когда в 2006 году «Hermitage Capital» платил деньги, он показал прибыль и рассчитал налог на прибыль 24 процента плюс дивиденды, которые были заплачены. Путем нагрузки этих компаний фиктивными обязательствами эти компании превращаются в убыточные якобы на бумаге за 2006 год, и жулики говорят – мы случайно, по ошибке, заплатили вам 5,4 миллиарда рублей.

О.БЫЧКОВА: «Верните нам их из бюджета теперь».

И.ЧЕРКАСОВ: Верните нам из бюджета, потому что компании не имеют прибыли. Теперь мы поняли, видите, какие иски, мы поняли, что компании…

О.БЫЧКОВА: И они были возвращены дальше?

И.ЧЕРКАСОВ: Да, 20-го числа.

О.БЫЧКОВА: А как получилось, что доступ к этим документам получили эти люди, к материалам, которые были получены в результате официальных действий правоохранительных органов?

И.ЧЕРКАСОВ: Этот вопрос надо задать Карпову, у которого на хранении находились эти документы, потому что (неразб.) компании в РФ можно только при наличии оригинальных документов. Не копий, не нотариально заверенных копий, а оригинальных. Это говорит закон. Значит, каким-то образом они попали в руки этих ребят. Дальше поговорим, был ли знаком Карпов с теми людьми, которые похитили эти деньги. Я вам скажу сразу, что был знаком.

О.БЫЧКОВА: Хорошо. Это тема, которую мы обсудим во второй части нашей программы. Я напомню, что сейчас вы слышали Ивана Черкасова, партнера фонда «Hermitage Capital». Также в нашей студии, в виртуальной нашей студии – Джемисон Файерстоун, управляющий партнер «Файерстоун Данкан», коллега Сергея Магнитского. Мои гости находятся в Лондоне, мы общаемся с помощью Скайпа. Сейчас прервемся на краткие новости и небольшую рекламу, а потом продолжим.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: И мы продолжаем наш разговор с представителями компании «Hermitage Capital», которые находятся в прямом эфире «Эха Москвы», но по Скайпу в Лондоне. Это Джемисон Файерстоун, управляющий партнер «Файерстоун Данкан», коллега Сергея Магнитского, и Иван Черкасов, партнер фонда «Hermitage Capital». Итак, предыдущая часть нашей программы была посвящена предыстории всех этих налоговых историй, которые продолжаются, в том числе имели продолжение уже именно сегодня. Прежде, чем вы продолжите рассказывать, что происходит, в том числе, я бы хотела, чтобы вы прокомментировали вот это швейцарское дело, связанное уже со специалистами налоговой инспекции, вам несколько вопросов тут от слушателей пришли в виде смсок. Они спрашивают, в частности, по-разному, разные люди, как вы относитесь к Алексею Навальному и тому, что происходит. Может ли такой проект, как «РосПил», каким-то образом избежать повторения подобных ситуаций, в том числе таких крайних и ужасных, как произошла с Сергеем Магнитским? Джемисон.

Д.ФАЙЕРСТОУН: Я думаю, что Навальный – герой. Президент Медведев просил людей бороться с коррупцией, и он борется. На самом деле, Сергей тоже боролся с коррупцией, просто люди убили его. Чего мне жалко сейчас, это того, что Медведев просил, чтобы люди боролись, но пока он не поддерживает этих людей. Как вам известно, наверное, кто-то начинает возбуждать уголовные дела против Навального. Чем больше Навальный борется с коррупцией, чем больше Сергей боролся с коррупцией, чем больше мы боремся с коррупцией, тем больше уголовных дел возбуждается против нас. И это продолжается, государство начинает поддерживать тех, кто борется с коррупцией. Поэтому я сейчас жду момента, когда мы услышим от нашего президента такие слова: «Я считаю, что Навальный – герой».

О.БЫЧКОВА: Понятно. Давайте сейчас поговорим о том, что делает прокуратура Швейцарии, которая, как я понимаю, по вашей инициативе, возбудила уголовное дело о легализации преступных доходов в результате хищения 5 с половиной, почти 6 миллиардов рублей из российского бюджета. Вы обвиняете Ольгу Степанову и других людей в незаконном обогащении в качестве сотрудников налоговой инспекции. Примерно этот сюжет известен. Скажите, пожалуйста, следующее: на каких реальных фактических основаниях вы выдвигаете такие серьезные обвинения?

И.ЧЕРКАСОВ: Здесь несколько нужно моментов осветить. Первый момент. Ольга Степанова – это руководитель налоговой инспекции номер 28. Именно эта налоговая, совместно с налоговой 25, выплатила за один день без проверки преступникам, а именно, рецидивистам и уголовникам 5 с половиной миллиардов рублей. Причем это не первая выплата таких налогов на прибыль, которая прошла через руки налоговой инспекции номер 25 и 28. Эти налоговые также выплачивали в 2006 году еще три миллиарда рублей компаниям «Ренессанс Капитал», о чем писали «Ведомости». Тем же людям, причем эти же налоговые, эти же преступники. Все эти же люди перерегистрировали, прежде чем обратиться за вот этим фальшивым, незаконным запросом о возврате налогов, перерегистрировали эти компании в налоговую 25 и налоговую 28. Из 70 московских налоговых выбирались только 25 и 28, которые в течение одного дня отправляли на счета в один и тот же банк по одним и тем же фальшивым документам три миллиарда в 2006 году, 5 с половиной миллиардов в 2007 году, и с 2007 по 2008 – еще 2,8 миллиардов.

О.БЫЧКОВА: А почему вы считаете, что это деньги, которые имеют отношение именно к вашей истории?

И.ЧЕРКАСОВ: Эти деньги имеют отношение к нашей истории, потому что все те люди, которые присутствовали в нашей истории, которую раскрыл Сережа Магнитский, он нашел всех этих же людей, всех досконально, тот же банк, те же налоговые, те же имена, те же преступники, те же фиктивные компании, те же суды, те же договора, те же ошибки в договорах, просто датированные разными датами, и все это происходило через те же налоговые – 25 и 28. 11,2 миллиарда рублей было похищено через эти налоговые с 2006 по 2008 год.

О.БЫЧКОВА: И где сейчас эти деньги находятся? Где сейчас эти средства?

И.ЧЕРКАСОВ: Частично деньги были обнаружены на счетах супруга Степановой.

О.БЫЧКОВА: А кто их обнаружил?

И.ЧЕРКАСОВ: Понимаете, здесь есть несколько моментов. Мы получаем информацию от различных источников. Люди, когда узнали о том, что произошло с Сергеем, пишут нам, вы даже не представляете, какую информацию дают. Безусловно, мы проверяем всю эту информацию через свои каналы, и та информация, которая нам была предоставлена, она подтвердилась. Она подтвердилась и в Дубае, вся недвижимость, которая была куплена и прошла через счета «Кредит Суиссен», и в реестрах компании, где были зафиксированы новые компании Владлена Степанова. Все эти деньги поступали туда огромными траншами. Также мы посмотрели налоговые декларации что супруга, что Ольги Степановой, и обнаружили, что всего лишь они платили, годовой доход показывали совместный, 38 тысяч долларов в год за эти периоды.

О.БЫЧКОВА: Соответствующих российской зарплате?

И.ЧЕРКАСОВ: Да, но это им позволило иметь зарубежные счета, огромную недвижимость за рубежом, в Черногории, в Дубае. Смотрите, если вы не смотрели, фильм в Интернете, который был выпущен друзьями Сергея Магнитского. Там вы увидите огромный особняк на Рублево-Успенском шоссе.

О.БЫЧКОВА: Вот то, что произошло с Сергеем Магнитским в СИЗО, это было результатом такого трагического стечения обстоятельств?

И.ЧЕРКАСОВ: Нет, это было прямым результатом его расследований. Давайте обратимся к фактам. Мы узнаем о том, что компании были украдены. Мы узнаем это в октябре 2007 года. Случайно, потому что нам в офис звонит пристав из Петербурга и говорит, что у него есть исполнительный лист, по которому он должен взыскать миллиарды рублей. С этого момента к расследованию подключается Сергей Магнитский. Дальше Сергей выясняет, что, действительно, такие иски прошли в Петербурге. Дальше Сергей выясняет, обращаясь к (неразб.), что наши компании фонду «Hermitage Capital» больше не принадлежат, а принадлежат они уголовнику, который отбывал заключение в 2001 году за убийство человека. И этот же уголовник, этот же Виктор Маркелов, был обвинен и проходил по уголовному делу вместе с Кузнецовым, Карповым и Голышевым, это следователи ГСУ ГУВД Москвы о хищении, похищении человека, 2006 год, и вымогательстве 20 миллионов долларов. Это дело было замято в 2007 году, Маркелов был освобожден, Голышев, Карпов и Кузнецов были освобождены от ответственности. Дальше Сережа начал разбираться, как и что. Мы подали жалобы на основании Сережиного расследования 3 декабря, фактически за месяц до хищения средств. Подали жалобы в ФСБ, в Генеральную прокуратуру, в ФСКП. Все эти жалобы были отправлены в Генеральную прокуратуру, а также диспетчерам Генеральной прокуратуры, были отправлены адвокатам Кузнецова и Карпову на расследование их противоправных действий. К тому моменту, к концу 2007 года мы не знали, что налоги (неразб.), мы только узнали о том, что были украдены наши компании. Естественно, занимает какое-то время после того, как мы узнали, чтобы собрать всю информацию, выяснить, кто были юристы, а юристами там была чета – Павлов Андрей и его жена Майорова, которые представляли (неразб.). в Санкт-Петербурге такие эффективные прошли слушания, но они прошли и в Москве, и в Казани, в арбитражных судах. Дальше Сергей Магнитский сделал просто, он просто зашел в казанский арбитражный суд через Интернет, набрал фамилию «Павлов», и выяснилось, что то же Павлов представлял и делал такие же поддельные судебные решения в 2006 году в отношении двух компаний «Ренессанс».

О.БЫЧКОВА: И чем там закончилось дело?

И.ЧЕРКАСОВ: Тем же закончилось, что и с нашими компаниями. Деньги из российского бюджета были украдены, три миллиарда рублей по компаниям «Ренессанс». Это было систематическое хищение одной и той же группы, причем те же налоговые выплатили эти деньги, и деньги ушли на счета универсального банка сбережений. Банка, который принадлежит Дмитрию Клюеву. Кто такой Дмитрий Клюев? Для этого нам нужно обратиться в 2005 год и посмотреть на приговор Михаилу (неразб.). Эта история известна, большой обзор по ней был в российской прессе, когда Борис (неразб.) продавал акции Михайловского (неразб.), весь пакет, Усманову. Появляется универсальный банк сбережений, происходят суды в различных юрисдикциях, где выносятся фиктивные решения о заморозке всех акций. Человек, который делал эти все фиктивные судебные решения, был Павлов, тот же (неразб.) господина Дмитрия Клюева, уголовника, которому принадлежал банк. Вел его дело, опять-таки, Карпов и Голышев в 2005 году.

О.БЫЧКОВА: Как вы считаете, если придерживаться этой версии, о которой вы говорите, вот этот мотив похитить такие огромные средства с помощью налоговых манипуляций, он когда появился в этой истории?

И.ЧЕРКАСОВ: Я думаю, читая материалы (неразб.), все началось, опять-таки, опираясь на факты только, это все началось с 2003 года. Есть прямые показания свидетелей по (неразб.), что именно Павлов и Дмитрий Клюев были специалистами по возврату налога на прибыль. С 2003 года.

О.БЫЧКОВА: Давайте мы вернемся к истории с «Hermitage Capital». Вот спрашивают несколько слушателей на сайте сразу: «В России связывают преследования господина Браудера и его фирмы с тем, что в свое время он пытался приобрести акции «Сургутнефтегаза», по версии некоторых, фактическим владельцем которого является высокопоставленное лицо в высшем руководстве России. Иностранные СМИ связывают этот конфликт с именем председателя правительства. Как бы вы могли это прокомментировать?» И вот другой слушатель, из Германии, спрашивает: «Все это началось после того, как Путину не понравилось, что фонд слишком интересуется делами «Сургутнефтегаза». Это такая вот распространенная версия, которая как-то своего развития не получает. Что вы скажете по этому поводу?

И.ЧЕРКАСОВ: Мне тяжело комментировать, потому что это, в общем-то, слухи. Я вам скажу так: если вы спросите у десяти любых аналитиков, почему это произошло с нами, вы получите десять разных ответов.

О.БЫЧКОВА: А ваша версия?

И.ЧЕРКАСОВ: Это может быть «Сургутнефтегаз», это может быть «Газпром». Вы поймите, что «Hermitage Capital», он занимался публичной борьбой с корпоративным мошенничеством больших компаний, где на самом деле какая-то часть принадлежала и российскому государству. Таких, как «Газпром», «РАО ЕЭС», «Сургутнефтегаз», и так далее. Поэтому, безусловно, наша работа не нравилась многим руководителям этих компаний. И здесь было принято, видимо, политическое решение перекрыть кислород и прекратить, окончательно закрыть въезд «Hermitage Capital», что и было сделано.

О.БЫЧКОВА: А в каком сейчас состоянии находится это дело швейцарской прокуратуры?

И.ЧЕРКАСОВ: Вы понимаете, я не работаю в швейцарской прокуратуре. Насколько я понимаю, дело было заведено, оно действительно было открыто, были заморожены счета для выяснения. И сейчас, по всей видимости, просто банки предоставляют информацию швейцарской прокуратуре обо всех движениях по этим счетам, с этих счетов, на эти счета, смежные счета. Кому они принадлежат, кто финальный бенифициарий, то есть, выгодный приобретатель всех этих счетов, и так далее. Я думаю, там большой клубок, который сейчас постепенно будет разматываться. И разматываться он будет не только генеральной прокуратурой Швейцарии, но и (неразб.) всех этих банков, через которые они прошли.

О.БЫЧКОВА: Какие перспективы, вы полагаете?

И.ЧЕРКАСОВ: Тяжело говорить о перспективах, но я думаю, прокуратура Швейцарии серьезно относится ко всем этим обвинениям и делам. Я думаю, что счета, которые были заморожены, будут долго оставаться замороженными, пока прокуратура Швейцарии не получит исчерпывающие ответы об источнике происхождения и чистоте этих денег, которые там были заморожены.

О.БЫЧКОВА: Я хочу задать вопрос Джемисону Файерстоуну, управляющему партнеру «Файерстоун Данкан». Какой ваш прогноз, как дальше будет развиваться ситуация вокруг компании? Вам придется свернуть все дела окончательно, перебраться полностью в другую страну, или что? Вы никогда не приедете в Россию? Что будет дальше?

Д.ФАЙЕРСТОУН: Я думаю, вот эти дела – это уже политический вопрос, а не юридический вопрос. Потому что, если вы прочитаете первое и второе заявления «Hermitage Capital», которые были сделаны в 2007 и 2008 годах, все там очевидно. Если бы государство хотело арестовать чиновников, которые похищали эти деньги, это было бы сделано давно. Единственная причина, по которой люди говорят об этом, это потому что они фактически убили Сергея, который работал у меня. Сейчас есть огромный шум, и государство не знает, что сделать. Сейчас государство работает, как всегда, просто крышует людей. Если шум достаточно большой, рано или поздно они решат действовать по-другому. А когда они решат действовать нормально, по закону, все будет по-другому очень быстро. Мы будем продолжать нашу деятельность, продолжать раскрывать, что эти люди сделали. И рано или поздно, я думаю, они будут сидеть.

И.ЧЕРКАСОВ: Дело в том, что МВД продолжает фальсифицировать документы о каких-то налоговых претензиях. Налоговая говорит, что нет претензий. Фальсифицируют документы по многим делам.

О.БЫЧКОВА: Например?

И.ЧЕРКАСОВ: Сейчас Сильченко… для чего был поставлен туда Сильченко? Сильченко был поставлен туда в 2008 году, чтобы закрыть все вопросы и выгородить и налоговых чиновников, причастных к этому преступлению, и сотрудников МВД. Это была задача Сильченко. Он решил эту задачу сделать с помощью Сергея Магнитского. Арестовав его по вымышленному преступлению, убил его, на самом деле. И сейчас, через вот этого Маркелова, бывшего уголовника, и Хлебникова формируют как бы на их базе свидетельские показания о том, что Сережа был причастен к краже 5,4 миллиардов.

О.БЫЧКОВА: А каким образом это можно сделать?

И.ЧЕРКАСОВ: Это все базируется на показаниях осужденных Маркелова и Хлебникова. Обращу ваше внимание, что, когда было по нашему требованию открыто уголовное дело, вел его следователь Гордиевский. В помощники Гордиевский взял себе того же Кузнецова. И эти два товарища, Маркелов и Хлебников, были освобождены от обвинений в силу отсутствия состава преступления. Дальше мы заявляем о том, что у государства украли деньги, Сильченко ничего не остается, как арестовать этого Маркелова, взять показания с него в отношении наших юристов, и быстренько посадить его в тюрьму на закрытом процессе. Дальше дело развивается больше, мы говорим уже не о том, что у государства российского не только 5,4 украли наших налогов – товарищи, у вас еще украли 6 миллиардов. Ничего не происходит. 11,2 миллиарда украли у российского государства, все это расследует опять Сильченко. И он говорит сейчас только о 5,4, и в рот воды набрал – где остальные деньги? Почему расследование дальше не ведется?

О.БЫЧКОВА: Почему оно не ведется дальше?

И.ЧЕРКАСОВ: Очевидно, потому, что установка Сильченко была замять это дело, выгородить этих чиновников, которые все в доле, по всей видимости, с этого куша, и все.

О.БЫЧКОВА: Джемисон, вы хотели добавить что-то сейчас?

Д.ФАЙЕРСТОУН: Я просто хотел, чтобы люди поняли что-то. У нас есть два параллельных дела, которые идут по поводу того, чтобы найти вот эти похищенные деньги. Были все материалы, которые «Hermitage Capital» подал, все заявления, были показания, которые Сергей дал. Представляете, Сергей сидит, он задержан, и он говорит Сильченко, и он дает показания, он объясняет, что (неразб.) передал материал криминал. Вы сами задали хороший вопрос: как материалы, которые были на хранении МВД, попали в криминал? Сильченко не может ответить на этот вопрос, он даже не может задавать вопросы. Поэтому он открыл параллельный процесс, и этот процесс не включает показания Сергея и заявления «Hermitage Capital». Этот параллельный процесс основан на показаниях двух преступников, про которых Сергей сам просил, чтобы они были арестованы. У Сильченко нет никакого интереса следовать нашим заявлениям, и никогда не будет. Я просто хотел, чтобы вы поняли это. Потому что, когда ты реально понял, что человек сидит и умирает, и он просит Сильченко, он дает информацию в одно время, но просит Сильченко улучшить условия, «пожалуйста, разрешите мне встретиться с врачом, поговорить с детьми». И что случается? Чем больше Сергей давал показания, тем хуже были условия, и он умер. А когда он умер, Сильченко просто открыл дело против Сергея, и Сергей не может оспорить его уже. Сильченко сказал – жалко, что человек не жив, потому что, если бы он был жив, у нас была бы возможность сделать судимость. Но он мертв, и мы не имеем возможности это сделать. Они сейчас объясняют нам, что не могут найти деньги, потому что все эти деньги пропали здесь. (неразб.) мужчина, который ездил в Москву на милицейской машине, и была авария, и машина загорелась, и все деньги сгорели. И в результате этого они хотят просто закрыть дело. Они хотят сказать – у нас есть мелкие преступники, (неразб.), Сережа умер, деньги сгорели, и все. (неразб., помехи).

О.БЫЧКОВА: Я прошу прощения, у нас тут… вот теперь пропала помеха очень странная, теперь она исчезла, судя по всему. Нет? Все, вы можете продолжать, если она снова не появится. Нет? Понятно. В любом случае, мы уже заканчиваем нашу программу.

И.ЧЕРКАСОВ: Я что хочу сказать…

О.БЫЧКОВА: Буквально очень кратко, Иван.

И.ЧЕРКАСОВ: Дело в том, что чиновники РФ получают жалование из казны. Туда платятся налоги. Дальше эти чиновники запускают свою лохматую руку в этот же бюджет, и вытаскивают еще для себя деньги. И этому конца и края нет. И дальше в своих преступлениях они обвиняют совершенно невинных людей. Никто им не давал права убивать людей.

О.БЫЧКОВА: Уж это точно. Спасибо большое. Джемисон Файерстоун, управляющий партнер «Файерстоун Данкан», коллега Сергея Магнитского, и Иван Черкасов, партнер фонда «Hermitage Capital»,были сегодня у нас в прямом эфире «Эха Москвы». Мы общались через Скайп, по разным обстоятельствам наши гости находятся в Лондоне, насколько я понимаю, будут там оставаться еще долго. До свидания, спасибо вам.


Коды для вставки в блог\форум

blog comments powered by Disqus


Вспомним другие новости из этого раздела?


Финансы

←+Ctrl+→

Интересные новости
Bloomberg назвал самые богатые семьи мираBloomberg назвал самые богатые семьи мира
Украинский стартап Meredot привлек 50 000 евро от Еврокомиссии
Исполнительная служба начала взыскание 810 млн гривен с "Укртелекома"Исполнительная служба начала взыскание 810 млн гривен с "Укртелекома"
Samsung сокращает отставание от Intel на глобальном рынке полупроводниковой продукцииSamsung сокращает отставание от Intel на глобальном рынке полупроводниковой продукции
Горняки из шахты "Кураховская" снова протестуют из-за невыплаты зарплатГорняки из шахты "Кураховская" снова протестуют из-за невыплаты зарплат
Блок рекламы


Похожие новости

Кассационный суд Киева остановил дело о национализации ПриватБанка до решения Верховного судаКассационный суд Киева остановил дело о национализации ПриватБанка до решения Верховного суда
"Укрзализныця" назначила директором по закупкам Сергея Довгаленко"Укрзализныця" назначила директором по закупкам Сергея Довгаленко
СБУ возбудила дело против "ArcelorMittal Кривой Рог" по статье "экоцид"СБУ возбудила дело против "ArcelorMittal Кривой Рог" по статье "экоцид"
Дело Савика Шустера об уклонении от уплаты налогов закрытоДело Савика Шустера об уклонении от уплаты налогов закрыто
В производственном подразделении "Укрзализныци" обнаружены хищения на 50,9 млн гривенВ производственном подразделении "Укрзализныци" обнаружены хищения на 50,9 млн гривен
ГПУ возобновила дело о выводе $50 млн из Дельта БанкаГПУ возобновила дело о выводе $50 млн из Дельта Банка
Украина сократила дефицит госбюджета до 0,9 млрд гривенУкраина сократила дефицит госбюджета до 0,9 млрд гривен
Счетная палата заявила о рисках невыполнения госбюджетаСчетная палата заявила о рисках невыполнения госбюджета
Стокгольмский суд рассмотрит транзитное дело "Газпрома" и "Нафтогаза" весной 2021 годаСтокгольмский суд рассмотрит транзитное дело "Газпрома" и "Нафтогаза" весной 2021 года
Верховный суд направил на новое рассмотрение дело о возвращении ЗТМК государствуВерховный суд направил на новое рассмотрение дело о возвращении ЗТМК государству
Последние новости

Подгружаем последние новости