Богдан БОНДАРЕНКО: "После каждой попытки темнело в глазах". Футбол

Каким бы сильным и подготовленным ни был спортсмен, без минимальной помощи фортуны ему ни за что не подняться на пьедестал почета.
 
Чемпиону мира-2013, серебряному призеру планетарного первенства-2015 и бронзовому медалисту Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро Богдану Бондаренко спортивная удача обычно улыбается охотно. Но в Лондоне, который в этом году принимал чемпионат мира, судя по всему, эта капризная госпожа напрочь забыла о своем любимчике. На высоте 2.32 метра планка, которая, казалось, стояла непоколебимо, неожиданно зашаталась и соскользнула.
Фото Богдан БОНДАРЕНКО: "После каждой попытки темнело в глазах"
Богдан Бондаренко. Фото: noc-ukr.org
 
И вместо серебра, которое могло бы стать достойной наградой в борьбе с постоянными травмами, Богдану досталось девятое место.
 
В интервью «СЭ в Украине» харьковчанин рассказал о причудах спортивной удачи; вспомнил другие соревнования в Лондоне, Игры-2012, которые стали самым большим стимулом его будущих побед; доказал, что папа-тренер гораздо лучше, чем просто тренер; а также объяснил, почему обычно не ест мороженого.
 
МНЕ ГОВОРИЛИ, ЧТО ПРИШЛО ВРЕМЯ ПРОЩАТЬСЯ СО СПОРТОМ
 
- На высоте 2.32 м у вас были две хорошие попытки. Чего же все-таки не хватило?
 
- Напрыганности, тренированности. Если бы в этом сезоне мы больше соревновались, результат был бы иным. Ощутимо не хватало технического компонента. Обычно «высотники» хотя бы дважды в неделю проводят прыжковые тренировки. Нам же от таких и в предыдущие сезоны пришлось отказаться вообще: травмы не позволяли. Технические моменты в последние годы прорабатывали на соревнованиях. Но в этом сезоне из-за травм у нас и соревнований толком-то не было: вместо шести-семи турниров, которые предшествуют основному старту, я участвовал только в трех. Этого слишком мало. В Лондоне, помимо того, что физическое состояние оставляло желать лучшего, так еще и техника не позволяла правильно выполнять прыжки.
 
Травма стопы у меня хроническая, мешает полноценно прыгать еще где-то с 2005 года. В 2010-м ногу прооперировали, и стало немножечко легче. Но ненадолго. Через два года стопа снова стала напоминать о себе, травма периодически обострялась. В этом сезоне обострение было наиболее ощутимым. Мы еще не решили, что будем делать. Хотелось бы обойтись без повторной операции. Но мнения специалистов, с которыми консультировались по этому вопросу, расходятся. Одни настаивают на операции. Другие говорят, что эту проблему можно решить с помощью специальных упражнений. Третьи вообще уверяют, что пришло время попрощаться со спортом. И объясняют это тем, что прыжки в высоту в том виде, в каком они развиваются сегодня, - это неестественные движения, и нагрузка при их выполнении является критической.
 
- У топовых атлетов в подобных критических ситуациях есть своеобразная «палочка-выручалочка» - врач мюнхенской «Баварии» и национальной сборной Германии по футболу Ганс-Вильгельм Мюллер, который поставил на ноги не одного травмированного легкоатлета (среди прочих и короля спринта Усейна Болта).
 
- За две недели до начала чемпионата мира я поехал в Германию на консультацию к Мюллеру. Неделю меня обследовали и еще неделю лечили. После чего уверили: «Ничего страшного. Прыгай в свою высоту, все будет хорошо». Но прогнозы не всегда сбываются. С другой стороны, грех мне жаловаться: к Мюллеру я приехал в гораздо худшем состоянии и не знаю, как сложились бы обстоятельства, если бы не это лечение. Мне действительно стало лучше. Но вот хотелось, чтобы эти улучшения были более ощутимыми.
 
- Четыре года назад в Москве и спустя два года в Пекине вы тоже соревновались с травмами, несовместимыми со спортом. И, тем не менее, стали чемпионом (2013) и вице-чемпионом мира (2015). Как вы считаете: то, что произошло в Лондоне, - это несчастный случай или все же закономерность?
 
- Победа в Москве с рекордом чемпионатов мира была удивительной. В секторе порой случаются небывалые чудеса. Вот в Рио с гайморитом я стал бронзовым призером. Это огромная удача! Там, в Бразилии, я оставил все свои силы. Неудачи этого сезона не в последнюю очередь связаны именно с этим. В том моем состоянии выступать было противопоказано. Я прыгал на антибиотиках и обезболивающих. После Игр несколько месяцев восстанавливался, проходил бесконечное множество неприятных медицинских процедур. Как следствие, готовиться к сезону начал не в ноябре, а только в январе. Операции не позволили сделать этого раньше.
 
Два года назад в Пекине я тоже соревновался с серьезной травмой, которую так и не смог преодолеть. Два месяца до того старта не соревновался вообще. Физическое состояние у меня было настолько никакое… Но мне удалось выиграть медаль, серебро. В Лондоне же просто не повезло. Чуда не случилось. Долгое время я балансирую на лезвии бритвы, хожу по острию спортивной удачи. В Лондоне она была не на моей стороне. Я был хорошо готов физически и морально настраивался прыгать высоко. Это сполна перекрывало некоторые технические погрешности. Тем более, что высота 2.32 метра для меня не проблемная. После третьей попытки я даже поднял руки вверх: был уверен, что она мне покорилась. В эйфории даже не почувствовал, что где-то зацепил планку. Начал радоваться и краем глаза увидел, как падает планка…
 
ПРИХОДИЛОСЬ МЫТЬ РУКИ ПОСЛЕ РУКОПОЖАТИЯ 
 
- В Рио вы сравнивали себя со скомканной бумажкой. Откуда такие ассоциации?
 
- Каждый день недели, которая оставалась до выхода в олимпийский сектор, я боролся изо всех сил. Не с техническими ошибками и не с непокоренной высотой. На повестке дня стоял вопрос, кто сильнее - организм или болезнь, желание победить или ужасное физическое состояние, которое только усиливали истощающие лазеры - иголки - всевозможные манипуляции. До соревнований мне не удалось победить болезнь. После каждой попытки садился на скамейку, и в глазах темнело.
 
- Что нужно, чтобы разровнять эту скомканную бумажку?
 
- Хороший утюг. (Смеется). Этим утюгом мог бы стать человек, который направлял бы меня, помогал принимать решения. Например, как лечиться и у какого специалиста. К какому врачу стоит обратиться, чьи советы являются наиболее обоснованными и так далее. Этим должна заниматься команда. У нас же спортсмен часто остается наедине со своими травмами, неразрешимыми в одиночку проблемами. В сборной должны быть квалифицированные врачи и реабилитологи, ученые, исследующие технику и другие аспекты подготовки. У нас же как: спортсмены выступают, пока молодые и здоровые. А когда травмируются, на их место приходят другие, опять же молодые и здоровые. Такой уж в сборной круговорот кадров. Атлеты обычно идут «на пенсию» с неиспользованным потенциалом.
 
- Шериф Эль Шериф, который специализируется на тройном прыжке, как-то сказал, что именно это стало причиной его решения выступать за турецкий клуб и за Турцию в целом. Вы рассматривали подобные предложения?
 
- Обычно переход в зарубежный клуб предусматривает смену гражданства. А я люблю Украину, хочу жить на родине и представлять ее на международных соревнованиях. Мне больше всего на свете нравится поднимать наш флаг и слушать на пьедестале украинский гимн. Поэтому вопрос смены гражданства даже не обсуждается. Как бы то ни было, и в таких реалиях мы будем искать варианты получения квалифицированной помощи. Специалистов, которые могут ее оказать. И спонсоров, которые бы оплатили услуги этих специалистов.
 
- Вы являетесь ярким подтверждением теории спортивных физиологов, что к спортсмену, который пребывает на пике формы, цепляются все возможные болезни и травмы. Что вы делаете, чтобы избежать подобной участи?
 
- Я не стараюсь ограничивать контакты и не принимаю иммуностимуляторы. Просто не ем мороженого и в холодную погоду не хожу по улицам без шапки. Единственным исключением из этих простеньких правил стал этот лондонский чемпионат мира. Из-за эпидемии болезни, передающейся путем контакта кожи, приходилось после каждого рукопожатия, мыть руки.
 
У МЕНЯ БЫЛ ПРАВИЛЬНЫЙ КУМИР
 
- На какой стадии прыжка вы обычно чувствуете, удачной окажется попытка или нет?
 
- В момент отталкивания обычно становится понятно: «попал» ты в прыжок или же нет. Если удастся вовремя сделать необходимые движения, приходит чувство полета. Удалось ли мне за годы тренировок найти свою оптимальную технику? Наверное, нет. Моя техника нарабатывается в соревновательном режиме. А это, по сути, несовместимые вещи. На соревнованиях атлет выкладывается, стараясь выжать свой максимум. Там уже не до технических нюансов.
 
- Тогда благодаря чему вы так высоко прыгаете и так часто побеждаете?
 
- Я и сам удивляюсь этому. (Смеется). Наверное, самое главное - это желание. Ну и физические данные, конечно, доставшиеся мне от природы. Я склонен именно к этому виду деятельности. Хотя в прыжковый сектор попал не сразу. Вначале пробовал заниматься плаванием (у меня это получалось не очень). Потом были народные танцы. И в какой-то период даже скрипка. А потом в мою жизнь всерьез и надолго пришли прыжки. То, что это мое, я понял после своих первых международных соревнований. Это было в 2005-м, на Европейском фестивале в итальянском Леньяно.
 
Все лето я провел в тренировках. И когда эта работа завершилась такой приятностью, поездкой на соревнования за границу... Тем более, на том турнире я занял второе место. Это стало огромным шагом вперед в моем спортивном развитии. Тогда я даже представить себе не мог, что это увлечение станет делом всей моей жизни. Но именно в Леньяно всем сердцем почувствовал, что без прыжков эта жизнь будет уже неполноценной.
 
А решающим вектором, который указал направление моего пути, стала Олимпиада-2012 в Лондоне. Тогда я стал седьмым с третьим результатом - 2,29 (бронзовому призеру и всем остальным, кто тогда опередил меня, проиграл по количеству попыток) и понял, что могу бороться с лучшими на планете. Раньше тех своих соперников я видел только по телевизору. А в Лондоне - вот они, рядом, и я могу конкурировать с ними. И олимпийская медаль на самом деле оказалась такой близкой!
 
- Вы задавались вопросом: если бы не прыжки, где еще вы могли бы достичь успеха?
 
- У меня, наверное, нет каких-то других особенных талантов. Для игровых видов спорта я не подхожу координационно. Эстрада и сцена - тоже не мое. Не люблю фотографироваться. Танцы и скрипка - это мамина идея. Она сама танцевала и решила, что этим буду заниматься и я. (Смеется). Мне же это не очень нравилось. Я был высоким, и меня определили заниматься  со старшей группой. Я за ними попросту не поспевал! Это было сложно и неинтересно. И однажды сказал: «Хватит! Давайте что-нибудь еще». И пошел на легкую атлетику. Я счастлив, что сумел найти свое предназначение.
 
- Кто из соперников впечатлил вас больше всего. И нужны ли вообще кумиры в спорте?
 
- Это был скорее не соперник, а прыгун из предыдущего поколения. Я смотрел прыжки Стефана Хольма на 2.40 и удивлялся: как такой невысокий атлет может покорять такие высоты? Эта высота так контрастировала с его ростом. По всей логике вещей это казалось нереальным. И каждый раз, глядя на прыжки Стефана, я испытывал шок. У каждого спортсмена обязательно должен быть свой кумир. Молодежь должна видеть подобные примеры и тянуться за сильнейшими. Единственная ремарка: этот пример для подражания должен быть правильным, таким, который со временем не подорвет веру. Обычно, когда начинаешь узнавать больше, приходит разочарование: кумир оказывается обыкновенным человеком, со свойственным ему набором слабостей. На самом деле, быть кумиром очень не просто, так чтобы на все сто, до конца. У меня, к счастью, не было подобных разочарований. Стефан оказался правильным кумиром. Я даже застал его в секторе: мне повезло соревноваться с ним на одном или двух турнирах. А в этом году я видел его на сборе в Формии. Мы общались, и это было приятно.
 
КОСТЮМ КАК У ДЖЕЙМСЯ БОНДА
 
- Когда тренером является отец, чего больше в этом сотрудничестве - плюсов или минусов?
 
- Мне сложно сравнивать. Но, думаю, плюсов все же больше, ведь мы вместе идем к одной общей цели. И папа-тренер никогда не посоветует чего-то плохого. Отец не станет выжимать все соки. Я не просто ученик, который потренировался, попрощался со спортом и исчез из его дальнейшей жизни. Я останусь рядом с ним на всю жизнь. Нам вместе после спорта нужно будет «лечить» все мои проблемы. В аспекте, когда тренер заинтересован в твоей дальнейшей судьбе, в твоем здоровье на долгие годы, папа - это наилучший вариант. А минус - это то, что всегда и повсюду приходится быть только вдвоем: дома, на сборах, работать в тесном контакте по две тренировки в день. Когда рядом никого больше нет, когда все общение сводится к одному человеку, с которым каждый раз решаешь одни и те же вопросы, это действительно тяжело.
 
- А какую роль в вашей спортивной жизни играет мама?
 
- Поддерживает меня во всех начинаниях и помогает во всем, где только возможно. Когда я на сборах в Харькове, всегда возникает множество вопросов и дел, которые нужно срочно решить. Вот мама и помогает во всем разобраться. Не было ли у нее разочарования, что я не стал танцором или музыкантом? Думаю, она довольна тем, как складывается моя жизнь. Хотя, когда видит танцы по телевизору, в шутку обязательно скажет: «Эх, ведь и ты мог быть там. Тебя тоже могли бы по телевизору показывать». (Смеется).
 
- Но ведь легкоатлетов тоже по телевизору показывают?
 
- Да. Но, по правде говоря, хотелось бы большего. У нас в стране трансляции легкой атлетики минимальные. Наши люди толком и не знают, чем мы занимаемся на самом деле. А вот за рубежом наших спортсменов знают, любят и тепло встречают. Всегда на соревнованиях куча фанатов с распечатанными фотографиями для автографов. Больше всего в этом аспекте меня удивил Париж. Как-то мы поднялись на Эйфелеву башню. И там у меня попросили автограф... украинцы! Для сравнения, в родном Харькове меня за всю жизнь узнавали на улицах от силы с десяток раз.
 
- Из всех ваших медалей какая самая ценная, самая выстраданная?
 
- Самая выстраданная - это, без сомнения, олимпийская бронза Рио. Она далась мне большой кровью. Всю ценность этой медали я осознал уже после окончания Олимпиады, когда приходилось лечиться. А самая любимая, которая тоже далась нелегко, - это золото чемпионата мира в Москве с рекордом соревнований. Та победа не забудется никогда.
 
- Вы хотели бы стать тренером и тренировать собственного ребенка?
 
- Ой, не знаю. Это слишком тяжелая работа. Одно дело, тренироваться у отца, выполнять все его наставления, и совершенно другое - быть на его месте. Когда тебя тренирует, по сути, чужой человек, информацию воспринимаешь и не обжалуешь. Все, что было на тренировке, домой не несешь, и спортивные споры за столом во время ужина не продолжаешь. Когда же тренирует отец, сын-ученик, бывает, по-другому реагирует на его указания. Тут уже стараешься каждый раз вставить свое мнение. Вряд ли бы я решился тренировать собственных детей. Для этого нужна сумасшедшая выдержка и невероятное терпение. Нелегкий это труд.
 
- За людьми с фамилией, созвучной вашей, обычно прочно закрепляется прозвище «Бонд»...
 
- ...меня до сих пор так называют. Я смотрел всю Бондиану - отличные фильмы. И агент 007 не может не импонировать. Что у нас с ним общего? Костюм у меня похожий. Специально не подбирал. Как-то само получилось.
 
Елена САДОВНИК, Спорт-Экспресс в Украине


Коды для вставки в блог\форум

blog comments powered by Disqus


Вспомним другие новости из этого раздела?


Спорт

←+Ctrl+→

Интересные новости
Аргентина вышла в финал ЧМ-2019 (ВИДЕО)  Аргентина вышла в финал ЧМ-2019 (ВИДЕО)  
Депутат Верховной Рады стал двукратным чемпионом мира по борьбеДепутат Верховной Рады стал двукратным чемпионом мира по борьбе
Украинский гроссмейстер Пономарев пожаловался на РУСАДА: его два часа проверяли на допингУкраинский гроссмейстер Пономарев пожаловался на РУСАДА: его два часа проверяли на допинг
В драматичном матче с двумя овертаймами определился первый финалист чемпионата мира по баскетболуВ драматичном матче с двумя овертаймами определился первый финалист чемпионата мира по баскетболу
Украина передала Австрии дзюдоиста, подозреваемого в педофилииУкраина передала Австрии дзюдоиста, подозреваемого в педофилии
Блок рекламы


Похожие новости

"Шахтер" получит от УЕФА крупную сумму в качестве бонуса. Футбол"Шахтер" получит от УЕФА крупную сумму в качестве бонуса. Футбол
Летом футбольные агенты заработали на трансферах свыше 500 млн долл.Летом футбольные агенты заработали на трансферах свыше 500 млн долл.
Иранская болельщица подожгла себя в знак протеста против запрета на посещение стадионов. ФутболИранская болельщица подожгла себя в знак протеста против запрета на посещение стадионов. Футбол
"Милан" и "Интер" потратят годовой бюджет "Динамо" на снос "Сан-Сиро". Футбол"Милан" и "Интер" потратят годовой бюджет "Динамо" на снос "Сан-Сиро". Футбол
Футболиста "Барселоны" приговорили к 2 годам и 8 месяцам тюрьмыФутболиста "Барселоны" приговорили к 2 годам и 8 месяцам тюрьмы
"Милан" поздравил свою фанатку со 100-летним юбилеем, подарив ей футболку с автографами игроков"Милан" поздравил свою фанатку со 100-летним юбилеем, подарив ей футболку с автографами игроков
Макрон извинился перед премьер-министром Албании за конфуз, который случился перед матчем Евро-2020. ФутболМакрон извинился перед премьер-министром Албании за конфуз, который случился перед матчем Евро-2020. Футбол
Коноплянка назвал причину, по которой он не смог заиграть в Германии. ФутболКоноплянка назвал причину, по которой он не смог заиграть в Германии. Футбол
Сборная Украины обыграла Литву в матче отбора Евро-2020. ФутболСборная Украины обыграла Литву в матче отбора Евро-2020. Футбол
Тренер английской команды лишился пальца во время футбольного матчаТренер английской команды лишился пальца во время футбольного матча
Последние новости

Подгружаем последние новости